Войцех Бартош Гловацкий

Mężczyzna stojący na armacie z kosą.
(около 1758 - 1794)

- крестьянин, герой восстания под предводительством Костюшко, перед началом восстания проживал в деревне Жендовице, принадлежащей князю Антонию Шуйскому, где как безземельный крестьянин хозяйствовал на девяти моргах земли. После 24 марта 1794 года, Порядковая Комиссия Краковского воеводства приказала, чтобы из каждых пяти "дымов", то есть крестьянских домов, деревни выставили по одному рекруту. Одним из высланных в армию был Бартош, который вместе с двумя тысячами "дымных рекрутов" прибыл 3 апреля в военный лагерь в Конюше. Во время Рацлавицкой битвы, которая разыгралась следующего дня, Бартош был одним из 320 повстанцев, которые, вместе с отделом пехоты, бравурной атакой захватили русскую батарею. Это победное наступление оказалось переломным моментом битвы. Отметился в нем особенно Бартош, который первым "атаковал батарею и забрал пушку, не позволяя из нее выстрелить, прикрывая своей краковской конфедераткой её отверстие". В признание заслуг 8 апреля народный герой был возведён в чин хорунжего. Тогда также, согласно старому польскому военному обычаю, изменил плебейскую фамилию Бартош, на более "дворянскую" девичью фамилию своей матери - Гловацкий. По ходатайству Костюшко, князь Шуйский освободил Гловацкого от крестьянской повинности, а в письме к администратору имущества написал: "Бывший Войтек Бартош, а нынешний Войцех Гловацкий, хорунжий краковских гренадеров, показал себя 4 апреля, атакуя первым неприятельскую батарею. Дал доказательство мужества своего во имя Отчизны. Его мужество дает мне самую сладкую возможность в Моей жизни, я его освобождаю от всех обязанностей, а также жену, и детей его. А земельный надел, на котором работал, на вечные времена жене и детям его дарю, ничего взамен не требуя. При этом зерна выдать его жене на питание: пшеницы 3 корца, ржи 4 корца, из загона наилучшую корову выбрать, кабана и свиноматку дать я обязываю". Хорунжий Войцех Гловацкий был смертельно ранен в бою 6 июня 1794 года в битве под Щекоцинами. Умер 9 июня в Кельцах и похоронен был на кладбище при Келецком кафедральном соборе. Личности Гловацкого овеяна многочисленными легендами. С одной стороны, стал он символом "национализации" крестьянина и так эту личность видели Владислав Анчиц, Феофил Ленартович, Владимир Тетмайер, Ян Матейко, Войцех Коссак, Ян Стыка. С другой стороны, радикальная левая группировка видела в Гловацком жертву дворянского самоволия.